Книги Натальи Волохиной

СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

КНИГИ ПО ЛИНГВО -ТЕХНОЛОГИЯМ

Здесь живут новые интересные истории

Внимание! Последняя история в списке удаляется каждую пятницу. Успейте прочесть!

История 5. Глава из новой книги "Сумерки в лабиринте" - мистическая остросюжетная повесть с элементами детектива. Анонс.

Как ни старалась, не удалось сберечь сухое тепло в стильных сапожках, на остановке выпрыгнула прямо в грязную жижу. «Пуанты надежнее», - поджимая пальцы, с улыбкой вспомнила ночную прогулку. И тут, точно во сне, кто-то подхватил и перенес на сухой островок тротуара. «Жаль, не на свадьбу», - рассмеялась Настя, приземлившись прямо пред пронзительные, змеиные Тамаркины очи. Олежек, блондинистый атлант с античным профилем, спасший кураторшу из талых вод, скользнул за спину мегеры и растворился в холле среди студентов.

- Репетируете с раннего утра? – ядовито поинтересовалась Тамарка.

- С ночи, - в тон ей ответила Настя, пытаясь тоже проскользнуть мимо завуча.

Но та загородила плоской фанерной фигурой дорогу и зашипела: «Я вам иду навстречу, ставлю пары с самого утра».

«Вот сука», - подумала Настена. Вслух с максимальным подтекстом выдала: «Я безмерно благодарна! Кто бы так еще обо мне позаботился?!»

- Я не для благодарности, да вы на неё не способны, а ради общего дела, в данном случае - отчета. А чтобы высыпаться, по ночам спать надо, а не…

- … трахаться? – закончила за неё Настя.

Тамарка поперхнулась, покрылась красными пятнами, рванулась к двери, услужливо распахнутой перед ней кем-то из студентов.

Победа подогрела радостную злость, отодвинула мысль о треклятых бумажках, сжиравших море времени и сил. Через десять минут, высушив в туалете бумажными полотенцами мокрые колготки, сунув ноги в уютные разношенные туфли, Анастасия Николаевна впорхнула в репетиционный зал.

Студенты всегда с замиранием сердца наблюдали за походкой наставницы, пытаясь с порога распознать, в чьем образе нынче явилась. От этого зависела их напряженная жизнь в ближайшие четыре часа. Ясно, что она в любом случае будет напряженной, но одно дело сильфида, другое, как сегодня, валькирия.

Валькирия обвела группу цепким взглядом, замечая любую мелочь, каждое движение, и замерла перед сценой. Не села в любимое кресло - дурной знак. Народ подобрался, демонстрируя полную боевую готовность.

- Кому сидим? Кому кроликов изображаем? - звучным голосом поинтересовалась Анстасия. - На мастерстве зверушек будете показывать. Давайте работать. Сцена битвы. Начали!

С чего бы еще могли начать при таком её настроении? Подстегиваемые жесткими окриками, ребята быстро разогрелись и вошли в нужный темп. Она, почти довольная, делала короткие, точные замечания, и, казалось, репетиция пройдет благополучно, но на любовной сцене неожиданно застряли. Утренний спаситель, Аполлон – Олежек, мямлил, его партнерша куксилась.

- Что за курица здесь пробежала?! В прошлый раз же все было! Что вы там квохчете?!

Анастасия неожиданно выросла за спиной девицы, отчего та вздрогнула и скукожилась.

- Ну, было же все. Что ты скулишь? Спроси его о главном. Ты в последний раз спрашиваешь. А дальше нет ничего, кончится, всё, убьют его! - бушевала Настя.

Она резко обернулась и оказалась лицом к лицу с пленником, уцепившимся побелевшими пальцами за веревочную решетку декорации. Серые глаза ночного возлюбленного из сна слали неистовый, страстный призыв. Настя поперхнулась, с трудом проглотила жесткий ком и тихо, с невероятной силой вытолкнула: «Как же ты мог оставить меня?». Реплика была не по тексту, но Олег подхватил: «Я должен!».

- А как же я?! Как я?! – голос наполнился силой невыносимого страдания. – Как же я буду без тебя?! Как я буду без тебя жи-и-и-ть?!

Мучительный крик облетел зал и замер.

- Я вернусь, - тихо, но твердо и ясно казал Олег.

Неожиданно она просунула руки сквозь ячейки веревочной решетки, взяла в ладони его лицо и притянула близко – близко к своему. Долго смотрела в глаза, прощалась. Казалось, еще миг и выпьет поцелуем потаенную нежность возлюбленного. Но нет, отпустила, отступила на шаг, с огромным трудом отвернулась, сгорбилась и поплелась вниз, в темный зал. Спряталась в свое кресло и молча слушала ноющее сердце.

Ребята, наконец, отмерли, аплодировали. «Слава богу, решили, что показ. Гениальный показ прощания с жизнью», - глотая слезы, думала Настя. Наконец, собралась с силами и, почти нормальным голосом, объявила перерыв. Народ, бурно обсуждая случившееся, рванул в курилку. Последней, медленно, беспрестанно оглядываясь на замершего посреди сцены Олега, ушла «главная героиня». Он стоял и смотрел в темноту, точно в то место, где корчилась Анастасия.

Отвел рукой решетку, уверенно двинулся к ней. Сел рядом и ровно произнес: «Анастасия – значит, преодолевшая, а еще воскресшая».

- Я попробую, - попыталась отшутиться, - ты иди.

- Я вернусь, - тоже полушутя ответил он.

Настя промолчала.

После перерыва репетировали сцену убийства.

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ, УДАЧНОЕ ИЗ КНИГ НАТАЛЬИ ВОЛОХИНОЙ В СБОРНИКЕ «УЖ НА СКОВОРОДКЕ, ИЛИ СЛАВА БОГУ, ВЫНУЖДЕН ЖИТЬ»: ИРОНИЧНЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ СКАЗКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ, БЫТОВЫЕ РАССКАЗЫ, ЗЛОБОДНЕВНАЯ ПРОЗА.