Книги Натальи Волохиной

СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

КНИГИ ПО ЛИНГВО -ТЕХНОЛОГИЯМ

Здесь живут новые интересные истории

Внимание! Последняя история в списке удаляется каждую пятницу. Успейте прочесть!

Новая книга уже в продаже ЗДЕСЬ

Несерьезные рассказики о серьезных вещах. В ироничных записках душеведа о беседах с пожилой женщиной, Анной Марковной, хитро спрятаны ответы на сложные жизненные вопросы. Профессиональный психологический подход, скрытый за житейской мудростью героини, наводит читателя на размышления о схожих личных ситуациях, помогает по-новому взглянуть на надоевшие, неразрешимые бытовые «колючки», найти выход.

Не рычи на собачниц

Фрагмент из книги "Записки душеведа. Беседы с Анной Марковной"

– Не боишься скандалистку к себе пускать?– поинтересовалась Марковна.

– Это которую?

– Меня. Скандальную, черствую старуху.

– По какому поводу самобичевание?– поинтересовалась я, провожая соседку на кухню.

– А как же? Вот женщину обругала,– не унималась Марковна.

– Прямо таки и обругала?

– Ну, не обругала, а выляпала, как обычно, что думаю. У меня ж, как у пьяного,– что на уме, то и на языке.

– Что нынче на языке?– пошутила я.

– Смешно тебе, а человек, может, обиделся,– вздохнула Анна Марковна.

И поспешила выложить историю, облегчить страдание.

– Иду я из магазина, через сквер. Сумка тяжелая. Ну, и присела третьей на скамейке возле дамы одной с собачкой. Собачка тоже на лавочке сидит, хоть, вроде, и не старая. Ей бы бегать за мячиком, а она, как бабка, уложила толстое брюшко промеж лапок и не шелохнется. Тут малец подбежал лет трех. Глаза по полнеба, рот до ушей. Хлоп на лавку лопатку и ведерко между мной и собачкой. Выбрал из нас троих меня и попросил: «Посторожите ведерко, пока я за камушками сбегаю?» «Постерегу, отчего не помочь в важном деле». Он сорвался и галопом к куче гравия, что вчера у бордюра насыпали. Ухватил, сколько в крохотные ручонки вошло, и обратно. Разложил рядом с ведерком богатство, перебирает. Собачка понюхала и отвернулась, а хозяйка её нет. Смотрела – смотрела, не выдержала: «Ты бы шел со своими каменюками в песочницу или к маме. Где мама твоя? Не видишь, тут собачка сидит и тёти»,– меня, значит, тоже заметила, позаботилась. Пацан глазёнками захлопал, не поймет, в чем дело. А собачница не унимается: «Собирай своё добро и иди к маме».

Не будешь при ребенке взрослой тётке замечание делать. «Давай,– говорю,– я тебе помогу». Сложили на пару камешки в ведерко, он его подхватил и побежал. Но все время оборачивался. Тут меня и прорвало.

– Когда же вы научитесь к детям так же, как к собакам относиться? Да и к собакам не особенно научились. Ишь, приучили бедняжку, как старуху на скамейке сидеть, раскормили. Она ж болеет от такой жизни, наверняка.

Ушла я. А то, думаю, еще лишнего наговорю. И давление сразу дало себя знать.

Разве не права я? Посмотри ты на них? Носятся с котами, собаками, а на людей кидаются, даже на детей, домашним плешь проедают. Я животину люблю. И кошки, и собаки жили у меня всегда, и лажу с ними. Но с людьми тоже нужно по-человечески.

Пришли тут недавно две проповедницы. К тебе заходили?

– Нет. Меня, наверное, дома не было,– отозвалась я.

– Повезло. А мне ходить особо некуда, вот и застукали. «Мы вас научим правильно верить в правильного бога»,– толкуют. Я вежливо отвечаю сперва, что не нуждаюсь. А они своё талдычат. Ну, решила не связываться, просто дверь закрыть. Ох, как рассердились, слюной забрызгали меня, глупую, которую бог накажет. Где ж их христианское смирение и любовь к ближнему? Чему меня учить собрались, если на людей кидаются? Своя правда им дороже человека.

– Своя правда, своя собака,– подхватила я.– А человек – он чужой. Ещё не известно, какой. Собака-то, она, в любом случае любит, предана, прощает, без условий. Накормил, приласкал – и ничего больше не надо. С людьми так не получится. Трудно их любить, даже ладить с ними трудно, даже договариваться.

– Про договариваться – это точно,– опечалилась Марковна.– Сорвалась на женщину, а у неё свои печали могут быть, вот и психует. Эх, невыдержанная я! А еще на других сержусь, сама-то, чем лучше?

– Лучше, Анна Марковна! Самокритичностью лучше, добрая моя душа. Не переживайте, она уж и забыла, наверняка, а вы все убиваетесь.

– А мальчик? Мальчик обиделся.

– Мальчик, тем более, забыл. Дети, как собаки, легко прощают, забывают обиды. Жаль, с возрастом, это чудное качество утрачивается.

В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

ДРУГИЕ САЙТЫ АВТОРА